А. Дулов на сцене

«Театр Александра Дулова»

dul_na_sceneАлександр Дулов: «Про себя я могу сказать – всё предельно просто: я читаю стихи и, чтобы лучше их понять и освоить, я их пою по-своему. Этим я занимаюсь, правда, вопреки своим же принципам – относиться к истинной поэзии как к самодостаточному совершенству. Если брать самую великую поэзию, то она позволяет проникнуть, что называется – к Богу, подняться на такие высоты, на которые сам человек подняться не может. Бог его туда берёт и поднимает. Сочиняя стихотворение, гениальному поэту удаётся услышать Бога. Читая стихи, читатель своим душевным напряжением может тоже расслышать этот глас.
Моя культура настолько низка, просто безнадёжна, что к какому бы великому поэту я ни обратился, ни прикасался, никто меня не поднимет туда. Но если не пытаться, то и жить нельзя, я хоть как-то должен к этому высокому приближаться. И вот я за самый низ – за моё понимание стиха – цепляюсь, карабкаюсь, поднимаюсь и вдруг вижу – какая красота, какой горизонт! Да, конечно, я сам чуть-чуть поднялся, я посмотрел на это – вот и всё, что я сделал – для себя».

Наталия Аксельруд: «Он выходит на сцену не столько для того, чтобы спеть песню, но чтобы утвердить какие-то важнейшие истины, может быть, слегка подзабытые нами, — причем в отличие от практически всех бардов он в своем творчестве идет «от противного». Защищая Добро, показывать не его необходимость, а противоестественность и отвратительность Зла, — вот примерно, его принцип. И осуществляется этот принцип последовательно, не одной-двумя песнями, а целыми циклами, которым так привержен Дулов. Циклы эти могут быть выстроены им на основе уже существующего поэтического произведения (скажем, «Коррида» Евтушенко – и цикл песен Дулова, состоящий из наиболее значительных, по мнению композиторов, стихов) или же на основе новой поэтической ткани, созданной Дуловым из многих стихов разных поэтов (таков цикл о Добре и Зле, включающий песни на стихи Тургенева, Евтушенко, ваганта Гуго Орлеанского, революционера-народника Николая Морозова).
Кто-то очень точно назвал Дулова «противленцем». Да, когда он поет свои яркие, точные песни, не «в лоб», но исподволь подводя нас к общему знаменателю правды и добра, рождается ощущение внутренней борьбы, борьбы за эти идеалы, которым уже невозможно изменить. Песни Дулова, я бы сказала, открыто публицистичны. И еще – они гражданственны, не надо бояться этого высокого и прекрасного слова, которым, увы, не так уж часто можно наградить произведения, бытующие на эстраде. В самом деле: кажется, что для Дулова нет «немузыкальной» поэзии или запретных тем. Песней могут стать любые строки – лишь бы они были отмечены мастерством поэта, а главное – его душой и болью, тем «знаком правды», о котором писал шлиссельбургский узник Николай Морозов (песня «Знак правды» — одна из самых сильных в творчестве Дулова). Итак, Дулов бесстрашно пишет музыку к «стихотворению в прозе» Тургенева «Русский язык», к трагичнейшему «Бабьему яру» Евтушенко, к стихам Юрия Кузнецова. Причем как истинный пропагандист Дулов не просто исполняет ту или иную песню – он предваряет ее страстным, ярким, всегда влюбленным рассказом о поэте, на чьи стихи она написана.
Он рассказывает волнуясь, подыскивая слова, он и держится так, словно вот-вот сорвется с места и кинется защищать дорогое ему. А потом начинает петь – и куда девается былая угловатость и застенчивость! Перед нами – артист, свободный, раскованный, изобретательный. Как по-разному решает он монологи «Корриды» ! Как смешно пугает в песнях «для плохих детей»! Какие замечательные выдумывает «звуковые эффекты»: вспомните песни «Лошадь», «Баллада о неандертальском Прометее», «Пробуждение весны», «Элегия». Каким веселым умеет быть, каким изменчивым, артистичным. Каким вдруг неожиданно нежным – здесь место самым лиричным песням Дулова, самым прозрачным и мелодичным: «Размытый путь», «Наш разговор», «Античная ваза».
Смею утверждать, что на его концертах мы становимся зрителями особого театра – театра Александра Дулова. В этом театре – мгновенная смена декораций, масса сценок и диалогов, здесь живут смех и слезы, радость и надежда, здесь, бывает, иногда выходят на сцену ложь и зло – но для того только, чтобы через миг оказаться побежденными добром и светом, любовью и вечным теплом человеческой души».

Елена Чуковская: «Конечно, год от года менялись и темы песен, и художественная манера их исполнения. Но неизменным оставался артистический и неожиданный облик певца, его весёлость, грусть, доверие к слушателям.
Дулову абсолютно чуждо самоповторение и, разработав какую-нибудь линию, достигнув на этом пути признания и успеха, он совершенно неожиданно уходил от неё, открывая новые возможности жанра. Так он вполне преуспел в «туристских» песнях («Сырая тяжесть сапога…», «Дымный чай», «До Ашукинской платформы…»). Их пели в электричках, песни эти звучали у походных костров и вдруг… «Хромой король» — песня на слова бельгийского поэта Мориса Карема. Совсем другая интонация. Песня эта сделала её автора широко популярным, её пели и профессиональные исполнители, она записана на пластинку.
И вот уже новый поворот — «Коррида», цикл песен на слова Евтушенко. В этом цикле поражает разнообразие красок и мелодий. Тут и публика, которая «глядит и чегой-то жуёт», и песня о тореро, и песня быка — главного участника корриды. Эти песни уже нельзя, да и не хочется петь хором в электричке или у костра. У их создателя совсем другая художественная задача — увлечь слушателя неожиданностью и богатством красок жизни, заставить задуматься, взглянуть на явление с разных сторон. Мир из простого, чёрно-белого, плоского становится объёмным, сложным и многокрасочным.
С годами Дулов совсем перестал писать туристские песни, перестал (за редким исключением) сочинять песни на свои слова. Он обратился к нашей классической и современной поэзии, искусно отбирая то, что наиболее точно выражает его собственное мироощущение, его представления о Добре и Зле, о справедливости. Вспоминаются его песни на стихи Сергея Есенина, Вероники Тушновой, Николая Рубцова, Наума Коржавина, Александра Кушнера, Анатолия Жигулина, Олега Чухонцева, Дмитрия Сухарева, Юнны Мориц, Иосифа Бродского.
Дулов не напевает под гитару, как это зачастую делают поэты. Для него песня — это драматургическое произведение. И каждую песню он ставит, как спектакль. Причём, в этом спектакле Дулов сам себе и режиссёр, и исполнитель главной роли. Его талант многолик.
Концерты Александра Дулова — это не только зрелище и уж совсем не развлечение. Это — воплощённый в музыке, артистичный, а потому особенно действенный призыв к смелости мысли, к справедливости, к состраданию».

Архив новостей
Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031